Сильный  ветер  перекидывал огонь с  одной  улицы  на  другую,  и  от  того  почти  сразу  загорелись  мясные  ряды, правая  сторона  Успенской,  обе  Пятницкой  и  Калужской  улиц. Запылала  вся  площадь.

...  Затем  от  дома  протоирея  Черткова  загорелась  колокольня  соборной Благовещенской церкви, сгорели  крыша, а на колокольне упали и разбились два больших колокола.



       В старину в Боровске часто случались пожары. До XIX века большинство построек были деревянными, а центральная его часть, как впрочем и сейчас, плотно застроена. К тому же город был купеческий, даже в центре находилось множество различных складов и мелких производств. Не будем забывать и о печном отоплении, свечах, а в последствии керосиновых лампах.
       Пожарные команды зачастую были просто бессильны перед разбушевавшимся пламенем. Только в начале XX века у пожарных появилась более прогрессивная техника пожаротушения. Боровские фабриканты и купцы были учредителями пожарных обществ и финансировали их.
       Один из сильнейших пожаров в Боровске произошёл 22  мая  1857  года.  Он  истребил  150  домов, 200  лавок  и  несколько  церквей. Пожар  произошел 22  числа в 7 часов утра, в доме купца Григория  Меренкова. Для  тушения  тот час же явились на место пожара пожарная команда и нижние чины Инвалидной команды, но  при  сильном  юго-восточном  ветре  огонь  не  был  потушен, и потому загорелись ближайшие к дому Меренкова строения купца Глухарева. Так  что  не  было уже ни какой возможности прекратить пожар, несмотря  даже  на  помощь  прибывших  из-за  города  заливных  труб  с  фабрики  купца  Занегина.
       Сильный  ветер  перекидывал огонь с  одной  улицы  на  другую,  и  от  того  почти  сразу  загорелись  мясные  ряды, правая  сторона  Успенской,  обе  Пятницкой  и  Калужской  улиц. Затем  запылала  вся  площадь. Улица  Спасская и  Разночинская  сгорели  до  основания  и  огонь  перенесло  даже  за  реку  Протву, где  в  20  местах  загорался  лес, потушенный  только  с  помощью  фабричных, того  же  купца фабриканта Занегина. За  рекой  сгорел цейхгауз с казёнными вещами, а  внутри  города  на  площади  истреблены  пожаром  мучная, овощная  и  с  красными  товарами  лавки, весь  гостиный  двор, общественный  шатер, трактир  и  питейный  дом. Обгорели  купол  и  лестницы  Спасо-Преображенской (Пятницкой) церкви на площади и  сгорели  принадлежащие  к  этой  церкви  часовня  и  лавки. Затем  от  дома  протоирея  Черткова  загорелась  колокольня  соборной Благовещенской церкви, сгорели  крыша, а на колокольне упали и разбились два больших колокола: первый в двести пятьдесят пудов и второй в восемьдесят пудов, а вместе разбились и башенные часы, устроенные над колоколами усердием урожденного Боровского купца Александра Прокофьева Молчанова. Сгорели находящиеся при церкви лавки, часовня и находившаяся рядом полицейская будка. Кроме  того,  обгорела  Спасо-Преображенская  церковь,  что  на  взгорье, с которой свалилась глава и сгорела находящаяся при церкви часовня. Утварь  же церковная  была  вынесена, и  внутренних  повреждений  в  церквях  не произошло. Во  время  пожара  сгорели  Присутственные  места, духовное  управление, городская  дума, городской  магистрат, сиротские  и  словесные  суды, почтовая  контора  и  станция, и,  наконец,  городская  больница, откуда  больные  перевезены  в  здание,  занимаемое  полицией, в  которую  была  вынесена  и  аптека.
      Одно поражает, - трижды город сгорал дотла при пожарах, да ещё несколько раз во время войн 1610, 1812, 1945 годов и в других военных конфликтах, но восстанавливался, отстраивался заново. Строились фабрики, заводы, церкви, прокладывались новые дороги…  А сейчас нам говорят: - На ремонт городских дорог нет денег. Навевает  разные мысли, правда?

А. М. Морозов © Текст 2009 год.